Среда, 7 декабря, 2016 года: USD = 63.8741, -0,0501 EUR = 68.6902, 0,9242

Дагестан: почему рыба не ловится?

13 ноября 2009, 11:01
Недавно в СМИ промелькнуло сообщение «Интерфакса»: «Рыбное хозяйство республики (Дагестана - авт.) в январе-сентябре 2009 года снизило поставку продукции на 49,6 процента, по сравнению с аналогичным периодом 2008 года - до 2,1 тысячи тонн». Сообщение очень тревожное, свидетельствующее о том, что в текущем году добыча водных биоресурсов в нашей республике может опуститься до рекордного минимума.

В нашей республике много рыбоводных прудов, в конце восьмидесятых годов прошлого века в них ежегодно выращивали около 3,5 тысячи тонн рыбы. Мы располагаем просторными площадями водохранилищ гидроэлектростанций, нерестово-выростных водоемов. А главное – наша республика расположена на берегу Каспийского моря – кладовой биоресурсов, неистощимых из-за способности к самовоспроизводству.

Низкая себестоимость водных биоресурсов во все времена стимулировала развитие рыбной отрасли. В 1930-1960 годах дагестанские рыбаки ежегодно вылавливали в море по 10-15 тысяч тонн рыбы частиковых пород и по 30-40 тыс.тонн каспийской сельди. В 70-е годы среднегодовой улов одной лишь анчоусовидной кильки достигал 70 тысяч тонн. В 1990 году рыбодобывающие и перерабатывающие предприятия производили 15 процентов товарной продукции пищевой промышленности нашей республики.

Со времени начала рыночных реформ в рыбной отрасли Дагестана произошли заметные изменения. К сожалению, позитивными их не назовешь. С семи до полутора тысяч сократилось количество занятых трудом в рыбном хозяйстве людей, хотя число организаций, занимающихся добычей и переработкой рыбы, за счет кооперативов и частных предпринимателей приблизилось к ста, то есть увеличилось в пять раз. Объем добычи морских биоресурсов за это же время снизился чуть ли не в восемь (!) раз (в 2008 году 6308 тонн).

Любопытно и другое. В дореформенный период единственным контролером биоресурсов моря было управление ФГУ «Запкаспрыбвод». Начиная с 1997 года, эта функция передана структурам пограничной службы. Появились и добрый десяток других государственных структур, имеющих отношение к охране биоресурсов, распределению квот, участков, лову рыбы на море, в том числе отдельные подразделения в трех министерствах республики. После столь масштабного укрепления контроля, согласитесь, отпадают ссылки на то, что большая часть рыбного лова приходится на теневиков-браконьеров, якобы владеющих импортными лодками с моторами мощностью до 200 лошадиных сил, спутниковыми навигационными приборами и т.д.

Промысловый запас на море сокращается, но, согласитесь, не в восемь раз, как с выловом биоресурсов. Так куда же подевалась рыба? Тем более, что сохранились государственные структуры, чья работа способствует успешному возобновлению биоресурсов моря, в частности, выращивая и выпуская в море миллионы мальков рыб частиковых, осетровых, лососевых пород. В частности, и в этой связи не все разделяют мнение специалистов, заявляющих об уменьшении запасов рыбы на море. Например, когда уменьшается добыча кильки, это объясняют поселившимся в море гребневиком-мнемиопсисом, уничтожающим кормовую базу рыб, изменяющимся гидрологическим режимом и загрязнением моря. А когда лов начинает увеличиваться, говорят, что природа сама восстанавливает запасы кильки. Куда более приземленной выглядит версия о том, что добыча той же кильки уменьшилась в разы по причине почти трехкратного сокращения крупнотоннажного рыбодобывающего и вспомогательного флота.

Согласитесь, о состоянии биоресурсов Каспийского моря лучше кого бы то ни было осведомлены в дагестанском филиале ФУП «Каспийское НИИ рыбного хозяйства». Его директору и ученому Ахме Абдусамадову принадлежат слова: «С запасами рыбы в море особых проблем нет, ее надо только ловить. С середины 50-х годов, когда реки Терек и Сулак, в которые заходила на нерест рыба, начали «одевать» в бетон, возводить искусственные сооружения, запасы частиковых пород рыб на дагестанском побережье Каспия действительно пошли на убыль. Но стал подниматься уровень моря, рыба получила возможность нереститься в Кизлярском и Аграханском заливах, и запасы частиковых пород рыб выросли… В Дагестане успели позабыть о крупных уловах зимующей в средней и южной акваториях моря каспийской сельди, которая каждой весной массово проходит на нерест вдоль берега. В связи с подъемом уровня моря миграционные пути рыбы переместились дальше от берегов, но при желании ловить ее можно. Правда, для этого надо восстановить сейнерный флот.

Нередко наблюдается большой подход к берегам так называемой обыкновенной (ее называют еще и береговой) кильки».

Исходя из запасов биоресурсов Дагфилиалом НИИ РХ дагестанским рыбакам, например, в 2004 году было рекомендовано выловить в море 3,5 тысячи тонн рыб частиковых пород, 8 тысяч тонн каспийской сельди, 7 тысяч тонн береговой кильки и т.д. Работу по добыче каспийской сельди в том году так и не начали, береговой кильки выловили всего триста тонн и даже по ловле частиковых не все освоили квоты. Словом, надо развивать рыболовецкий флот и смелее осваивать новые объекты лова. Тому пример. В 2006 году рыбаки жаловались, говорили, что их каюки не поспевают за кефалью, которая ходит быстро. А к 2009 году они научились ловить эту рыбу и в той мере, что за первые девять месяцев ее добыто в тринадцать раз больше, чем в 2008 году.

- Мы заметно увеличили и выращивание прудовой рыбы, в прошлом году объем составил 839 тонн, в текущем году ожидается не меньше, - прокомментировал ход осенней путины заместитель министра сельского хозяйства Билал Омаров. – Но основных объектов лова – кильки и частиковых видов рыб за девять месяцев текущего года добыто на 29 процентов меньше, чем за соответствующий период 2008-го.

Прогноз, как видно, неутешителен. Если даже осенняя путина окажется удачной, то есть, если море останется спокойным и позволит рыбакам работать, общий объем лова водных биоресурсов в текущем году составит в пределах 70-75-процентов от уровня прошлого (около 7200 тонн) года. Рыбаки утверждают, что в снижении объемов добычи рыбы, доходов рыболовецких хозяйств нет их вины. Им не удалось вовремя выйти в море, потому что, во-первых, поздно закрепили за добытчиками промысловые участки, во-вторых, запоздали с распределением квот. Все дело, видимо, в том, что за наносящую ущерб хозяйственной деятельности методику «сохранения» природных ресурсов ответственность не предусмотрена.

В прудовом рыбоводстве Дагестана наметилась тенденция роста. Отчасти и в той связи, что Минсельхоз РД субсидирует часть затрат на обустройство прудов, а также проценты на банковские кредиты, направленные на развитие рыбоводства. А что касается морского лова, создается впечатление, рыбаки со своей скудной материальной базой и море с богатым разнообразием биоресурсов живут порознь. А в результате в городах и селах на берегу моря люди испытывают дефицит рыбы. Потому что по чьему-либо хотенью рыба ловится только в сказках.
Источник: dagpravda.ru

Также в разделе:

Дагестан республика: В притоки Терека выпустили рекордное количество молоди русского осетра...

Объемы рыболовства на Каспийском море в Дагестане удвоились за пять лет...

Дагестан республика: Пятьдесят тысяч мальков выпустили в озеро Ак-Гель в Махачкале...

Дагестан республика: Свыше 40 тыс. мальков осетра выпустили в реку Терек...

В Дагестане задержаны браконьеры с крупной партией незаконно добытых осетровых...

Около 100 тыс. молоди рыбы спасено рыбоохраной в Дагестане в месте прорыва дамбы...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: